Анализ новых элементов аэродинамики Mercedes

21 марта 2019, 17:00

Насколько сильно сломанные элементы пола на машине Льюиса Хэмилтона повлияли на его результат в Мельбурне и как Mercedes пытался изменять аэродинамические элементы после предсезонных тестов?

Во время предсезонных тестов инженеры Mercedes выяснили, что машина испытывает некоторую недостаточную поворачиваемость, поэтому работа персонала в Брэкли перед Гран-при Австралии была сосредоточена на устранении этого эффекта, а также на обновлении некоторых элементов кузова, влияющих на аэродинамику. Результаты этой работы, особенно работы по поиску оптимальных настроек, явно оживили болиды команды. Как именно инженеры изменили настройки машины — останется их секретом, но изменения в аэродинамике можно рассмотреть и проанализировать.

Во-первых, команда изменила переднее крыло W10, установив более плоский верхний внешний элемент. Остальная часть крыла и концевой пластины была такой же, как и на второй неделе тестов. В спецификации Мельбурна пятый элемент крыла стал немного короче, а его внешний край был установлен с меньшим углом атаки. Такое изменение не делают крыло новым и даже не приближают его концепцию к конусному крылу в нынешнем стиле Ferrari, являясь, скорее всего, небольшими, специфическими для данной трассы, вариациями.

Во-вторых, новую форму и изогнутую заднюю поверхность получила тяга системы DRS на заднем крыле. Это небольшое обновление типично для политики Mercedes, которая в течении всей зимы придирчиво анализирует каждый элемент автомобиля. Изменение общей формы тяги ничем не примечательно, небольшое улучшение аэродинамики может обеспечить ее изогнутый край, который бросается в глаза. Обычно задний конец тяги, служащей для открывания крыла в зоне DRS, прямой.

Mercedes сделал его зигзагообразным. Появившийся угол помогает разрушать воздушный поток за крылом DRS, создавая множество мелких вихрей. Это на крошечный процент уменьшает сопротивление и на такую же долю увеличивает прижимную силу задних крыльев, благодаря более аккуратному воздушному потоку. Поскольку след за тягой немного лучше контролируется, она также может оказать значительное влияние на то, чтобы помочь воздушному потоку снова присоединиться к крылу, когда крыло DRS в конце зоны закрывается, что приводит к тому, что прижимная сила крыла возвращается немного быстрее.

Еще одно изменение было сделано на краю пола машины, где с одного до двух элементов было увеличено количество крошечных закрылков. Опять же, это небольшое изменение, типичное для начала сезона, хотя возможно, что оно не было сделано само по себе.

Здесь необходимо вспомнить о повреждении пола на машине Льюиса. Фотографии, опубликованные некоторыми СМИ, свидетельствуют, что до гонки механики что-то клеили на задней части пола с помощью затвердевающего на свету клея. Неизвестно, был ли это ремонт или апгрейд этого элемента, но его разрушение в гонке, наверняка, не случайно. По словам главного стратега Mercedes Джеймса Воулза, Хэмилтон получил повреждение пола при проезде по нескольким бордюрам. Льюис подозревал, что повреждение произошло на четвертом круге, после которого он начал отставать от своего напарника.

Эта часть пола весьма важна, так как ее форма используется для предотвращения взаимодействия аэродинамического следа шины и диффузора, что на машинах Формулы-1 учитывается уже около десяти лет. Без этого воздушный поток задними колесами разделяется, причем внутренний поток направляется непосредственно в диффузор. Этот эффект известен как «шприц шины» и наносит большой ущерб производительности диффузора.

Потеря этой части в гонке могла снизить темп автомобиля из-за одной только потери прижимной силы, к тому же положение усугубляется изменением баланса автомобиля и чрезмерным износом покрышек. Но всю разницу в гоночном темпе между двумя болидами Mercedes этот эффект обеспечить не мог.

Источник:
Другие новости